slider-img
slider-img
+7 927 644 39 63
K-S-F@yandex.ru
Новости
21 07 2014
Открытие сайта!
07.04.2014

С Сегодняшнего дня у нас работает сайт!

...

Биография

Архитектор ты иль ваятель,

Живописец ты иль поэт,

-Что такое твое искусство,

Как не бьющий из сердца свет.

Н. Рыленков

Светозарная, жизнеутверждающая живопись одного из наиболее ориги­нальных художников Мордовии, Степана Федоровича Короткова, останавли­вает взоры, привлекает сердца. Солнечный свет не только как воплощение жизненной силы, но и как явление мощного эстетического потенциала по­ложен в основу образной системы художника. Мастер известен и востре­бован. Является экспонентом выставок различных уровней: более двадцати республиканских, региональных «Юг Нечерноземья» (1991), «Российский Север» (1998), «Большая Волга» (2004), череды всероссийских и зарубеж­ных. Состоялся ряд персональных выставок в Москве и Саранске. Кажется, совсем недавно работы начинающего автора впервые были включены в эк­спозицию выставки, попали в поле зрения критики, обратили на себя внима­ние зрителей, прессы. Ныне же хранятся в Мордовском музее изобразитель­ных искусств имени С. Д. Эрьзи, в других музеях России, частных коллекциях страны и за границей, Министерстве культуры России, Союзе художников России... И вот уже наступило время первых юбилеев, итогов.

С.Ф. Короткое родился 5 мая 1956 года в селе Алькино Ковылкинского района Мордовии, в учительской семье. Валентина Даниловна и Федор Иванович воспитанию детей уделяли самое пристальное внимание - как же иначе «вывести в люди» четверых сыновей. Разные пути увели из родитель­ского дома братьев. Все они нашли себя, уверенно идут по выбранной до­роге военный, строитель, директор школы, художник.

Степан, натура впечатлительная, более всего запомнил из детства ба­бушкины сказки, ее тихий голос, успокаивающие прикосновения шершавых, но таких ласковых ладоней. В мельчайших деталях помнится первое посеще­ние церкви, куда его также привела бабушка Аграфена. В память врезались и любительские спектакли, которые ставили учителя в сельском клубе. «Все воспринималось всерьез, переживалось остро», - вспоминает художник. Мальчишки были азартными зрителями, а то и становились активнейшими участниками всевозможных обрядов, сопровождавших народные праздни­ки. Таким образом, национальные традиции также обращались в знание, в частицу его естества. Все это вкупе с несравненной красотой окружающей природы и явилось тем эстетическим и этическим фоном, на котором форми­ровалась личность будущего художника. «Пригодилось в жизни», как сказала бы любимая бабушка и как выразился однажды классный руководитель, Петр Иванович Давыдкин, по поводу многочасовых упражнений Степана в рисо­вании. Ведь все стенгазеты, афиши и плакаты проходили через его руки. «Я так отчаянно завидовал пацанам, что гоняли футбол», - признается Степан Федорович через много лет. Но уже тогда сказывались и внутренняя дисцип­лина, и сила воли. Дело, не окончив, не бросал.

Человек искренний, чистосердечный, С.Ф. Коротков не творит о себе мифов. Те или иные свои решения объясняет просто: так сложились обсто­ятельства. Когда встал вопрос о выборе профессии, на семейном совете решили, что Степан будет поступать на физико-математический факультет МГУ имени Н.П. Огарева. Однако, попытка стать студентом университета окон­чилась неудачей. Вот тут и вмешалась судьба. Как-то сама собой возникла тема художественного образования. К нему юноша шел уже осознанно, при­ложив все упорство, пока цель не была достигнута. Он, взрослый человек с аттестатом зрелости в кармане, вновь садится за парту. Два года обучения в художественной школе города Ковылкина укрепили его желание заниматься живописью. Сдает экзамены в рязанское, пензенское художественные учи­лища. В 1977 году, уже отслужив в армии, становится студентом Саранского художественного училища, которое успешно оканчивает в 1981 году.

Саранск принес Степану удачу. Здесь он обрел новых друзей, пережил первые творческие радости и разочарования. Со временем обрел настоящую известность. Здесь завершились свадьбой романтические свидания с красавицей Леночкой, родились и выросли дети. Ни разу не возникала мысль уехать в, может быть, более удобные для проживания края. Как никогда не приходило в голову сменить место работы. Дело в том, что в 1979 году, еще будучи студентом, пришел Степан в музей изобразительных искусств имени С.Д. Эрьзи. Сначала художником-оформителем, затем приобрел еще одну профессию, очень.нужную в музее - реставратора масляной живописи. Скромный, бесконечно влюбленный в искусство, готовый каждый миг узна­вать что-то новое, органично влился он в семью музейщиков. Систематически ездил в Москву на курсы и стажировку в ВХНРЦ имени И.Э. Грабаря. Незаметно молодой художник-реставратор вырос в профессионала высоко­го класса. Благодаря его чутким, умелым рукам обрели вторую жизнь мно­гие экспонаты мордовской сокровищницы искусств. Среди них произведения И.К. Макарова, Ф.В. Сычкова, В.Д. Хрымова и многих других художников.

Одновременно С.Ф. Коротков формировался и как оригинальный живо­писец. Был период поисков, метаний, не вполне осознанных образно-тема­тических грез. В итоге он однажды предстал мастером, способным творить особый мир, со своей иерархией ценностей. Понятийных, духовных, знако­вых. Главное «действующее лицо» создаваемого мира - луч солнца. Часто используется один технический прием - показ крупным планом маленького скола жизни, но так, что он вмещает в себя символическую величину, обра­зованную фантазией автора, формулу его философии. То есть, сложился тот универсальный зримый образ, способный выразить всю полноту жизненных ощущений, размышлений художника о сущем. Подспудно Степана в самом начале его творческих исканий занимала проблема выразительных возможностей взаимодействия света и тени. Свидетельством тому являются холсты, подобные «Дому Сычкова в Саранске», где свет и тень воспринимается как борение двух стихий, двух начал. В последующий период, когда носителем света в изобразительной системе художника станет солнце, борьба света и тени сменяется единством звучания этих явлений. Тени потеплели, стали прозрачнее, мягче. Высвеченные солнцем реалии приобретают первостепен­ное значение в его композициях, но и то, что остается в тени не таит враж­дебного импульса, оно лишь дополняет основной образ.

Обретя свою стезю, Степан Федорович с головой ушел в работу. Конец 1980 - начало 1990-х отмечены необычайным творческим взлетом. Именно тогда сложились первые серии полотен, которые имели продолжение на про­тяжении последующих лет. Это «Жизнь иконы», «Свет в музее», «В комнате», «Стены», «Город». Позже появятся серии «Знаки зодиака», «Женщина в солнечном свете», «Подъезд». Его имя стало популярно. Однако, по при­знанию самого мастера, не слава как таковая прельщала его. Радовало, что людям интересны его размышления о бытии, выраженные особым, лишь ему присущим, языком. «Ведь это редкое счастье - делиться болью и радостью, иметь возможность помочь своим творчеством кому-то разобраться в опре­деленных ситуациях, ощущениях», - считает С.Ф. Коротков.

Положительные, а подчас и восторженные отзывы прессы, премии и призы на выставках - все это стимулировало, окрыляло. Появляются новые серии («Окна»), систематически пополняются уже начатые, пишутся холсты вне циклов, написан при глубоком размышлении над искусством знаменитого автора «Черного квадрата» триптих «Памяти Малевича». Неутомим Степан Федорович и в творческих путешествиях. Много часов проводит в дороге. Но не только экспозициями венчаются поездки. Наблюдения, размышления в пути выливаются в новые темы, образные находки. Непревзойденной цен­ностью обладают для художника знакомства с интересными личностями.

Степан Федорович и сам привлекает к себе людей самых разных про­фессий, возрастов. В его душе, как и в его искусстве, живет солнце - знак радости. А ведь, по словам Сарьяна, именно ради радости художники и ра­ботают. Не краснобай, но умеет слушать, проявляя при этом не показной интерес. От него можно узнать много полезных вещей. Он отличный грибник. В музее шутят, что если в лесу есть только десять грибов, их обязательно найдет Короткое. Может поделиться рецептом оригинального блюда. Многое подмечает, - детали быта, культуры. Старина и современность соединяются в его сознании в особую систему ценностей. Как и полотна, его рассказы лаконичны, но образны и содержательны.

С.Ф. Коротков производит впечатление спокойного человека. Скромен без позы. Разговоры о сбывшемся, о мечтах, что осуществились, у него неизменно перерастают в размышления о счастливых встречах, пода­ренных судьбой. Всякий раз возникают при этом имена Н.М. Трушкина, С.С. Солдатова, М.С. Шанина, Е.А. Ноздрина, что были не только учителями, но и советчиками в любых вопросах, и творческих, и бытовых. За особый дар провидения почитает многолетнюю дружбу и сотрудничество с Н. Косинец, А. Левчаевым, В. Карасевым, М. Барановой, Е. Балакшиным. В последние годы гармоничное творческое трио «Артома» сложилось с Л. Колчановой и Ю. Дыриным, совместные выставки в Москве и Париже и пленэр в Альпах объединили с художниками международной общественной организации «Солнечный квадрат».

Люди, согревшие Степана Федоровича своей дружбой, не теряют «про­писку» в его сердце даже уйдя из жизни. Пространство его души так и остается за человеком, поселившемся там однажды, и в случаях кардинального расхождения их земных путей. Ни тени лукавства не ощущается в нем, когда отдает должное и словам одобрения, и своевременной критике. И то, и дру­гое вызывает большую признательность, как выражение участия, неравноду­шия. Думается, что подобное расположение к людям обязательно приведет его к портретному жанру, не требуя, вместе с тем, изменения сложившейся живописной манеры. Ибо, по мнению А.А. Пластова нет ничего прекраснее, чем свежее детское лицо под солнцем.

Достигнутое не случайно. С.Ф. Коротков всегда очень много трудился. Все годы учебы обеспечивал свою жизнь сам. Работал и кочегаром, и сто­рожем. И в художественных мастерских Ковылкина, и в МРМИИ. Периодами совмещал работу в нескольких местах. При этом, при каждом удобном слу­чае брал в руки кисть.

Если окинуть прожитые десятилетия мысленным взором, учитывая свершившееся, они покажутся дорогой побед. В 1991 году С.Ф. Коротков вступает в Союз художников России, в 1999 году становится лауреатом Государственной премии РМ, 2004 год ознаменовался присвоением ему вы­сокого звания заслуженного художника Мордовии.

Если принять за постулат утверждение М.В. Нестерова, что творческая молодость приходит с годами, то Степан Федорович Коротков находится на самом пороге таковой. Особую отраду вселяет в его сердце то, что этот за­мечательный период у него совпадает со временем «творческого мужания» Валентина Короткова. Сын решил пройти по сложной и счастливой дороге, по которой вот уже более четверти века идет отец.